Archive for Январь 2014

18.01 в Русском Центре Науки и Искусства. Творческий тандем Татьяны Яровицыной (красное), Дианы Сушко (белое)и меня, Юлии Холод (черное). А также чудесные выступления наших деток и двух исполнительниц авторской песни Татьяны Домиловской и Ольги Артеменко. Спасибо всем пришедшим и поддержавшим. Надеюсь, мы доставили вам удовольствие)

DSC_3660 - копия
В гримерке)

DSC_3712 - копия
Татьяна Яровицына

DSC_3720 - копия
Диана Сушко

DSC_3725 - копия
Это я)

DSC_3728 - копия
Тоже я, как видите)

DSC_3735 - копия
Опять я)

DSC_3739 - копия
Татьяна Домиловская

DSC_3907
Втроем. Я ужас)

DSC_3751
В коридорчике с Дианой Сушко

DSC_3782
Тая с придуманным и поставленным ею самой танцем «Нас нет»

DSC_3798
Я с Лешкой

DSC_3828
Ольга Артеменко

Фото Евгений Клюшев

Она тебе пишет: «Ты лучший!».
И ты утешен —
Быть лучшим самцом в шеренге ее мужчин!
А я не пишу.
Мне чуждо медали вешать…
И сравнивать чуждо мне —
Ты для меня один.

© Юлия ХолодnS9HdSzM67g

Однажды в моей Вселенной случился взрыв,
Во мне прогремев истерическим «Боже, Боже!»…
Я видела, как ребром становились пласты,
Как вздыбливались пески рыжеватой кожей.

Пыталась обнять, удержать, узлами связать дорог.
Потом убежать, умереть, стать глухой, незрячей.
Но там посреди обломков горело ядро,
И было ядро горячим, таким горячим…

И было ядро важнее любых страстей,
Сильнее любых аргументов в душевном споре.
И детским наивным взглядом твердило: «Не смей!..»,
Не веря, не зная о том, что бывает горе.

И я за него уцепилась. И поднялась.
И видела ясно, сумев от ядра согреться, —
Что это с моей Вселенной слетела грязь,
Чтоб дать прорасти любви.
Из ладошек детских.

© Юлия Холод04wht4qDN8c

Хочу безмолвья…
И пусть я буду плохим поэтом,
Спокойно спящим, жующим сою
И будни пробующим на соль.

Я точно знаю:
Шедевры пишутся не от света,
Они пропитаны сердца кровью,
Они бессилье, безумье, боль.

Хочу быть просто…
А не пророчащей в исступленье,
Грызущей скалы, точащей грубо
Ножи для собственной же ботвы.

И ночью синей,
Когда в камине трещат поленья,
Хочу впиваться в родные губы,
А не упиться и в рифму выть.

Стихи, как духи…
Приходят алым дурным приливом,
И разрывают тоской вселенской,
И ставят пятками на карниз…

А я устала…
А я хочу просто быть счастливой,
Банально, приторно и по-женски,
Глагольной рифмой штампуя жизнь.

© Юлия ХолодQJJj38z2Mdc

Открываю тебе я дверь,
Не-на-висть!
Так давай же расти во мне, нерестись!
Разводись, красной рыбою мельтеша
В моих омутах, моих заводях-камышах.
Я даю тебе пищу, питье и кров,
Чтоб меня ты заполнила до краев!
А потом я рвону, как надутый шар,
Пусть обидевших глотки мной запершат,
Заслезятся глаза от ядучих брызг,
И в бессилье опустятся плечи вниз.
Я даю тебе пищу, питье и кров,
Чтоб ты стала тротилом моих стихов!

А потом через сто желто-красных дней
Все засохнет подтеками на стене…
Оболочка моя, покидая ад,
До глубин
Опустевшая,
Сможет спать…

© Юлия Холод3SRJudB4mUg

Все относительно…
Ветер пронырлив и надоедлив, пока не пройдет ураган.
Прыщ на виске – для истерики повод, пока не приставлено дуло.
Знать, что твой сын одинокий, и знать, что твой сын – наркоман.
Ждать до зарплаты и ждать свой диагноз с неверьем на каменных скулах.

Все относительно…
Можно держать карандаш. Или нож. Или тысячи судеб людских.
Можно нести карабин, можно голову на эшафот и отмычку от рая.
Можно сражаться за призраки веры и красить седые виски.
Можно любить, и не зная войны, усмирять, побеждая…

Все относительно…
Каждый комочек в гортани стократ тяжелей, если плакать нельзя.
Каждый намек и догадка поблекнет с незыблемой правдою рядом.
Трудно взять пик, но намного труднее пик своей гордости взять.
Ночь без тепла – одеяло потолще, но жизнь без тепла – станет ядом.

Все относительно…
Можно уйти, можно помнить всегда и лелеять под сердцем крота.
Можно любить безответно и клеить на ссадины пластырь…

Дай обниму твою голову.
Трону виски.
Все – вода…
Только сегодня это немножко, немножко похоже на счастье.

Пусть относительно…

© Юлия ХолодEQgLpbc-QcQ

…И когда выхожу я в алом,
Блещет в ножнах стальное жало,
Что всю ярость мою впитало,
Запечатать готово гроб.
Мне плевать на призы и баллы,
На угрозы и на скандалы.
Кто сегодня там за забралом?
С кем мне нынче сходиться в лоб?

Но бывает, в небесно-синем
Я цветами стелю долины,
Пробиваю ручьи сквозь тину,
Раскрываюсь, как небеса.
Оживает гранит и глина,
Рассыпается страх в руины
И ложится в ладони иней,
Словно утренняя роса…

А мой белый, колюче-белый
Затупляет клинки и стрелы,
Замереть заставляет смелых,
Слабых корчит, как букву Z.
Он велит, он под ноги стелет,
Он в крупу все порывы мелет,
Кроет льдом слабину, как мели.
У него только слово «нет»…

Но рассвет…
Воздух так прозрачен.
Боль уснувшая, пыл растрачен,
Как мышонок, душа незряча,
Затаилась в обертке сна…
Все иначе, совсем иначе.
Уведи, все возьми без сдачи.
И влюбляй. И люби, как мальчик.
Я ни в чем…
Я обнажена…

© Юлия Холодe9arCrvhXfk

А у нас по лодочке и фонарику,
По бокам обрывы сменяют заводи.
Лопаются принципы, словно шарики,
И звенят мечты, как гроши на паперти.

На руках позвякивают бубенчики,
Раздаются весла, как крылья, в стороны,
И такие звезды над нами вечные,
И такая бездна под нами черная.

Кто кого утопит, спасет и вылечит,
Кто кому соврет и кому покается.
Жизнь, она не ровная – вся в развилочках,
Жизнь, она с другими пересекается…

А у нас по лодочке и фонарику.
Что за кругом света – все неразборчиво.
Может свяжем вместе свои кораблики –
Будет на порогах вдвоем устойчивей…

© Юлия ХолодPCNuQwd0JCA

Вот сюда…
Вот сюда положи
Руку…
Там сердечного виражи
Стука…
Там все страхи мои стоят
Строем…
А надежда поверх моя
Слоем…

Вот сюда…
Вот сюда приложи
Ухо…
Там молитва сквозь толщу лжи
Глухо…
Через дыры дурной муссон
Веет…

Только ты…
Только ты можешь все
Склеить…

© Юлия Холод6pIPSI8wvYo