Archive for Июль 2011

Кому-то – стоять над бездной.
Кому-то – молиться Богу.
Он – бездарь. Обычный бездарь.
Таких на планете много.

Кому-то – рожать Атлантов.
Кому-то – работать в поле.
Ну, нет у него таланта! –
Повеситься теперь, что ли?

Зато он встревает в стычки,
Ни кубика не нарушив.
Он действует по привычке:
Пьет пиво. Щадит старушек.

Даются ему карьера,
Зарплата и оперетта.
Но снова в кафе «Премьера»
Приходят кутить поэты.

Хмельные самоуправцы,
С перстнями на пальцах тонких.
Изысканные мерзавцы.
Талантливые подонки.

Здесь каждый – в порочном нимбе.
Здесь каждого – ждет сирена.
Он хочет остаться с ними,
Вот только, какого хрена?

Он пашет в богемном дышле,
Небросок, не замечаем.
Он знает, что он здесь – лишний,
Как торт за японским чаем.

И нимфа, что правит веком,
Кудесница менестрелей,
Уходит с вождем ацтеков,
Кивнув ему еле-еле…

Такой бы к ногам – всю душу:
Не то, что кухаркам-рохлям!
Достало – «жалеть старушек» –
Скорей бы они издохли!

Из грязи плебейской варны
Прорвавшийся в Капитолий,
Ревет человек бездарный,
Размахивая пистолем.

«Вам крышка, – вопит, – вельможи!», –
Но, чувствуя что по пьянке
Убить никого не сможет,
Он целит себе в горлянку.

И снова пекут укусы
От бабочек длинношеих;
И грешный цветок искусства –
Божественно совершенен.

Кому-то – взывать к сивилле.
Кому-то – молиться Кришне…
Лежит человек в могиле.
У Бога – никто не лишний.
2, 3 марта 2011 г.

Когда вода Всемирного потопа
Вернулась вновь в границы берегов,
Из пены уходящего потока
На сушу тихо выбралась Любовь —
И растворилась в воздухе до срока,
А срока было — сорок сороков…

И чудаки — ещё такие есть! —
Вдыхают полной грудью эту смесь
И ни наград не ждут, ни наказанья,
И, думая, что дышат просто так,
Они внезапно попадают в такт
Такого же неровного дыханья.

Только чувству, словно кораблю,
Долго оставаться на плаву,
Прежде чем узнать, что «я люблю» —
То же, что «дышу» или «живу».

И вдоволь будет странствий и скитаний:
Страна Любви — великая страна!
И с рыцарей своих для испытаний
Всё строже станет спрашивать она:
Потребует разлук и расстояний,
Лишит покоя, отдыха и сна…

Но вспять безумцев не поворотить —
Они уже согласны заплатить:
Любой ценой — и жизнью бы рискнули, —
Чтобы не дать порвать, чтоб сохранить
Волшебную невидимую нить,
Которую меж ними протянули.

Свежий ветер избранных пьянил,
С ног сбивал, из мёртвых воскрешал,
Потому что если не любил —
Значит и не жил, и не дышал!

Но многих захлебнувшихся любовью
Не докричишься — сколько ни зови,
Им счёт ведут молва и пустословье,
Но этот счёт замешен на крови.
А мы поставим свечи в изголовье
Погибших от невиданной любви…

Их голосам всегда сливаться в такт,
И душам их дано бродить в цветах,
И вечностью дышать в одно дыханье,
И встретиться со вздохом на устах
На хрупких переправах и мостах,
На узких перекрёстках мирозданья.

Я поля влюблённым постелю —
Пусть поют во сне и наяву!..
Я дышу, и значит — я люблю!
Я люблю, и значит — я живу!

1975

* * *
Дни отсчитывают ходики…
Я все жду
И молю святых угодников.
Я молю:

«Мне не надо счастья скорого
И любви.
Сберегли б вы добра молодца.
Сберегли

От обмана, злого умысла,
Ласк огня,
От ножа, зверья, безумия…
От меня…»

* * *

Я пыталась казаться глупою:
Беспричинно глазами лупала,
Как сорока в лесу трещала,
Все обиды тебе прощала.

Я пыталась что было силы –
Ненадолго меня хватило.
Ты с другой, а я, веришь, рада,
Что мне дурою слыть не надо.

* * *
Срослось, да не так –
Шрам под рукой –
Читаю, как азбуку
Для незрячих:
Счастье ль мне ждать,
Если жизнь – боль?..
Душу не спрячешь.

Поперек лба –
Между бровей –
Две роковые борозды.
Если уж лгать,
То не себе:
На блюде подносят голову*…

За то, что в моей голове сквозняк;
За то, что пляшу на царских пирах;
За то, что сладок звон золотых…
Господи, прости!

Чужая память –
Упреждение бед.
Ищут пальцы
Неровный след
На шее,
На сердце
И дальше…
Господи, сжалься!

…А где-то солнце жжет белые кости:
Срослось ли?..

* голову Иоанна Крестителя

* * *
Сквозь сердце города,
От боли вздрагивая,
Спешу, как гончая,
Не жить, не бражничать.
Спешу не чувствовать,
Не слышать, не…
Но сводит мускулы –
Открылся нерв
Души. За доллары
Лечить – не вылечить.
Спешу бездомная,
А город выгнулся
Сиамской кошкою
С глазами льда.
Вхожу непрошенной:
«Я – совесть, господа!»

Вчера в кафе «Сицилия» состоялся вечер поэта и художника Паши Броского. Среди приглашенных Е. Бильченко, Golod00x, Елена Шелкова и множество других молодых поэтов и бардов.

Мой Бог не dj

Мой Бог не dj,
Но любит ритм,
Он не кислотник,
Но любит драйв,
Для него эра,
Как один миг,
Он абажает,
Мутить freestyle…

Мой бог радушный,
Он свой пацан,
Он может в церковь,
Прийти в трусах,
В его бумбоксе,
Nirvana шпилит,
Он абажает,
Smells like teen spirit…

Мой бог не глупый,
Но часто crazy,
Ну что ж поделать,
Он не железный,
И может даже,
От этих споров,
Ему бы тоже,
Помог психолог…

Мой бог — веселый,
Юмористичный,
Именно это,
Ценю я — лично,
Пусть он всё знает,
И пусть он вечен,
Он Бог! И всё же,
Он человечен!

О встрече:
Артклуб «DailyKievBar» (кафе «Худграф», бульвар Шевченка, 33, 2 этаж, следующая остановка после универмага «Украина»)

Начало:
27 июля в 19:00

Добро пожаловать на сайт поэтессы Любовь Козырь.
http://kozyr-lubov.ucoz.ru/
Получите заряд оптимизма и жизнелюбия!

***
Я не желаю разбивать сердца,
Являться в снах, испепелять глазами,
Я не люблю дороги без конца,
Где странникам не встретиться руками.

Я не ищу волшебных первых встреч,
Как будто можно всё начать сначала,
Не сваливаю с подуставших плеч
Тех дров, что я за годы наломала,

И в души не смотрю, как в каталог,
Выискивая «куш» неторопливо…
Я просто каждый день, да видит Бог,
Пытаюсь чувствовать себя счастливой.

( Блаженны алчущие и жаждущие правды,
ибо они насытятся [Мт.5:6] )

Над небом высящимся
Стаи
Седых ворон.

Березы-висельницы
Встали
Вдоль всех дорог.

Сквозная, радостная,
Божья,
Виват, гроза!

(Когда оправдываться
Ложью
Уже нельзя).

Звать опрометчивостью
Нежность,
Сжигать дотла…

Боль междометиями
Снежить,
Чтоб не сожгла.
Слеза неряшливая:
Чувство
Убитых прав…

Перенапрягшиеся —
Чур их! —
Глаза в рукав.

Даль перевалочная —
Глыбы —
Глаза. Огни…

Блаженны алчущие,
Ибо,
Ибо они…

* * *

Мы любовь свою схоронили ,
Крест поставили на могиле.
«Слав Богу!» — сказали оба…
Только встала любовь из гроба,
Укоризненно нам кивая:
-Что ж вы сделали? Я живая!

***
Вплетай в стихи
о женщине, поэт,
слова любви
и строки восхищенья!
Сразись с молвой,
что сотни долгих лет
казнит её
за Евы прегрешенья.
А ты — неси
сквозь пламя на руках,
закрыв её
собою, светлый воин, –
даря любви
бессмертие в веках!
…Иначе – быть
мужчиной не достоин.

ТЫ будешь прав,
а не писака тот,
что в ненависти
яром исступленьи
свой ложный опыт
всем передаёт –
клеймом –
из поколенья в поколенье,
всех женщин
неумело причесав
тупой гребёнкой
личных неуспехов.
И посему
поток недобрых слав
увы, плодит
общественное эхо.

А разлюбив –
не четвертуй Любовь
юнцам безусым
нынешним, грядущим!
Судьбы несчастной
им не уготовь,
не отрави собой,
малоимущим!
Пускай из них
решает каждый сам,
чего бояться,
а к чему – тянуться.
И да помогут
всем им небеса
найти любовь
и в ней не обмануться.

Пиши, влюблённый
в женщину поэт!
Тебя прочтут.
Твоим словам поверят.
Коль с редким даром
ты явлён на свет.
Попридержи
не голубя, но зверя!