Archive for the ‘Мысли вслух’ Category

…В занятую койку, как на встречную,
Расчертив судьбу чужую в алое,
Ты — не то, на что меняют вечное,
Ты — лишь то, на что ложатся слабые.

Пресекая боль высокомерием,
Беспринципность путая с бессмертием,
Помни, что живешь всегда в преддверии.
Нет, в предбаннике.
Но не в предсердие…

Ты сиди, морщиночки подсчитывай,
Слушай, как фундамент гнилью точится
И давись метафорой зачитанной:
Суки умирают в одиночестве!

Юлия Холод2-MvwHwVX5I

Знаешь, что это?
Ток в хребет.
Горлом — сдавленный крик: «Бери!..»
Просыпающийся Тибет,
Размерзающийся Беринг…

Пальцы, рвущие тонкий шелк,
Обнажающий клык оскал…
Это древний пещерный пол
Под узорностью покрывал.

Это взломанный личный код,
Разрушающий страх и стыд.
Это рев Ниагарских вод,
Содрогание пирамид.

Покоряющий жадный перст,
Восходящий к сопрано стон…
Это жаждущий Эверест,
Раскаленный Большой Каньон.

Это вспышка!..
Сквозь шторы век…
Вне времен, категорий, мер.

Там кончается человек.
Остается лишь дикий зверь.

Юлия ХолодzId8NVqDo88

Говорят, все со временем зарастает…
Ты меня услышь:
И сквозь соль, что оставят мечты о рае,
Прорастет камыш.

И пробъется подснежник сквозь пепелище,
Через глину бед.
Подожди…
Кто-то ищет, упорно ищет
Путь к тебе…

Юлия ХолодaHx56zC3yyE

Я любого убью, кто позарится на мой трон,
На мое изголовье, на крест, на души слепок.
Я — всевидящий глаз, всепронзающий Саурон
На своей Роковой горе под стальным небом.

Слишком долго я строила проклятый пьедестал,
Выбивала к нему ступени в кривых глыбах,
Поломались все ногти, и каждый сустав устал,
И у памяти сбой, и у чувства стыда вывих.

Каждый камень на прочность проверенный моим лбом,
Острота алебард испыталась моей кожей,
Чтобы кто-тоKe_RVmvvHdE

sFR9ZQI1Mqw хоть мыслью помыслил разрушить дом
Или мой затушить очаг, разорить ложе!..

За подкоп, за навет я немедля предам костру,
И на подступах дальних я запах чужой учую,
Потому что вросла в этот храм, без него умру.

Потому я убью за него…
Любую!..

Юлия Холод

Как же я так ошиблась, солнце?
Не смогла различить обман.
Долго.. Долго в жару бессонниц
Испарялся мой океан,
И под крышей копилась сырость…
Видел мраморный лунный диск,
Как слезала с меня наивность,
Как на мне нарастал цинизм,
Как с прекрасной моей иконы
Осыпались к ногам пласты,
Как всходили на терриконах
То надгробия, то кресты…

Тяжелей, чем гранит, чем стронций,
Жизнь, насаженная на ось…
А во мне десять грамм до донца,
И тонка на запястьях кость.
Не суди меня, мое солнце,
Пеленала я долго злость —
Прогнило…И по волоконцу
Расползлось…

Юлия Холодj0f3uJY4684

Я прошу его: «Боже, услышь меня!»
Непомерно на счастье растет пеня,
И мне не за что больше покой менять
И просить подарков.

Потому что есть заповедь «Не убей!»,
И я крашу всех воронов в голубей,
Насыпаю пшена им и отрубей
И молю не каркать.

И когда, как спасения, жду зари,
Я прошу его: «Дверь мою отвори!
Изыми все, что жжет меня изнутри,
Не изымешь — выжжет!»

Потому что зубами во сне скриплю
И на каждом столбе я вяжу петлю…
Потому что сильней, чем ЕГО люблю,
Я ЕЕ ненавижу!

Юлия ХолодzSBbmWCi8Xs

А Мальвина бредет по колеям,
Собирает в букеты листики —
Накатила вдруг меланхолия,
Захотелось любви неистовой.

В голубых завиточках — веточки,
Мысли кружатся хороводами:
Быть хотелось серьезной девочкой,
А Пьеро вдруг решил — холодная…

Вот ведь глупая… Виснет грузиком
На ресницах слеза искристая.
Он писал ей стихи и музыку,
А она ему: «Руки чистые?»

Как теперь убежать от серости?
Доедает хандра осенняя…
Не страдают поэты верностью,
Вечно в поисках вдохновения…

У Пьеро есть другая куколка,
Слепит россыпь волос каштановых.
Он слагает ей в рифму буковки,
Посыпает небесной манною…

А под вечер развяжет бантики
На обертке ее подарочной.
Ей достанется вся романтика…

А Мальвине — свечной огарочек…

Юлия Холод21z

Я же ни по психологам, ни по фен-шую, ни по нутру.
Слишком много эмоций и искр, слишком громко ору.
У меня то «убью», то «прощу», вечно куча проблем.
Я принять не умею решенье, живу на нуле.

Ты спокоен, как сфинкс, как удав, ты живешь не спеша,
Знаешь точно маршруты и цели, способен решать.
На чужие истерики смотришь с чуть скривленным ртом,
Не участвуешь в спорах и прячешь броню под пальто.

…И когда я со сцены срываю свой голос в ожег,
Аккуратно в тарелочке режешь карпаччо ножом,
Отпиваешь глоток и на стол опускаешь бокал,
Чтоб никто не увидел, как мелко трясется рука…

А потом в тишине, вспоминая улыбку с афиш,
Понимаешь, как глушит тебя
Без меня
Эта тишь…

Юлия ХолодF0vNfTbKXa4

…Я к нему забиралась под свитер мышью.
Прямо к сердцу, в баюкающий уют.
Он смеялся:»Растянешь, как парус, слышишь!»
Отвечала:»Сама все потом вошью.»

А еще в рюкзаке он носил две куртки,
Чтобы в полночь укутать второй меня.
И умел превращать все печали в шутки.
И пружину разжать. И невроз унять.

А еще он был юным, шальным и юным,
И для нас не задумал Господь дорог…

На запястье оставил на память руны —
Словно нежности
Эпилог…

Юлия ХолодmiM8X6_71RE

Ступает усталость по мокрой аллее,
В плаще и берете…
Его удержать оказалось сложнее,
Сложнее, чем встретить…

Ей грезился вечный восторг на ресницах,
Сплетенные руки.
Как просто в желаньях и снах утопиться,
Как сложно стать другом.

Свирелью затихнет отжившее в недрах,
Свернувшись продрогло.
Легко за водой, за порывом, за ветром,
Но трудно — за долгом.

Оденет по осени память из грусти
Оранжевый китель.
Простить – оказалось вдруг бОльшим искусством,
Чем возненавидеть.

Юлия Холод945617459248751360